Napoleon 38

www.napoleon38.narod.ru

Биографии Маршалы Клан  Бонапартов Европа Наполеона
Внешняя политика Внутренняя политика Министры  
Главная

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КОНТИНЕНТАЛЬНАЯ СИСТЕМА система военных и экономических мер Наполеона, на­правленных против Англии. Торгово-политический антаго­низм между Францией и Анг­лией начался с декрета Конвен­та от 1 марта 1793 года, которым ввоз многих фабричных изде­лий, почти исключительно шед­ших из Англии, был совершенно воспрещен, и вообще разрешено было ввозить фабрикаты лишь из государств, Франции друже­ственных. Эти запрещения были подкреплены декретом 18 ван- ^ демьера II года и в общем сохра­нены законом 10 брюмера V го­да. Вследствие этого и после Амьенского мира многие анг­лийские товары были исключе­ны из предметов ввоза во Фран­цию, что немало способствовало скорому возобновлению войны. Вместе с войной возобновились и жалобы нейтральных госу­дарств на «права», которые Анг­лия себе присвоила, благодаря своему перевесу на море, по от­ношению к нейтральным судам. В 1798 году британское прави­тельство разрешило нейтраль­ным судам ввозить продукты враждебной страны в гавани Англии или в отечественные, и это правило было подтверждено в 1803 году. Обширная торгов­ля, в которой особенно амери­канские суда служили посред­никами между французскими и испанскими колониями Вест-Индии и английскими портами, вызвала неудовольствие англи­чан, тем более что американцы ^ вскоре превысили свои права, | начав ввозить во Францию и L Голландию товары из колоний  этих стран. Этим был вызван решительный шаг британского правительства, в мае 1806 года объявившего блокированным все побережье от Бреста до Эль­бы; впрочем, действительная блокада простиралась лишь от устья Сены до Остенде. Напо­леон уже раньше, 22 февраля 1806 года, издавший новые за­прещения ввоза, касавшиеся особенно английских товаров, теперь воспользовался образом действий англичан, чтобы на­нести им более сильный удар. Берлинским декретом от 21 но­ября 1806 года Британские ост­рова объявляются блокирован­ными; всякие сношения с ними и переписка воспрещаются; вся­кий английский подданный, на­ходящийся в занятой француз­скими войсками или их союзни­ками области, делается военно­пленным; все запасы и товары, принадлежащие английским под­данным, вообще все их имуще­ство объявляется призом захва­тившего; половина дохода от этой конфискации поступает в воз­награждение купцам за причи­ненные им английскими судами потери; суда, приходящие пря­мо из Англии или английских колоний или же бывшие там по издании декрета, не принима­ются ни в какую гавань, а при 'попытке фальшивыми заявле­ниями обойти это предписание конфискуются; декрет сообща­ется (для исполнения) Испании, Неаполю, Голландии, Этрурии и прочим союзникам Франции. Расширение запретных мер на все большие части европейского материка  было  существенной частью исполинского плана, ко­торый должен был в корне унич­тожить   торговлю,   богатство, а вместе с тем и политическое могущество Англии. После Тильзитского мира к Континенталь­ной системе должны были при­соединиться Пруссия и Россия; Дания примкнула к ней 31 ок­тября 1807 года. Вынужденное присоединение   Португалии  и Испании, ввиду последовавших вскоре затем военных удач анг­личан на Пиренейском полуост­рове и восстания испанцев, име­ло мало практического значе­ния. Австрия принуждена была, по миру 1809 года, принять Кон­тинентальную систему. Швеция примкнула к ней с некоторыми оговорками, от которых, впро­чем, в 1810 году должна была отказаться.   Не довольствуясь этим, Наполеон старался, где только   мог,   непосредственно завладеть важнейшими гаваня­ми и прибрежными местами. Голландия, немецкие земли по побережью Северного моря, раз­личные части Италии были по­степенно присоединены к Фран­ции, ввиду более строгого соблю­дения Континентальной систе­мы; для той же цели Австрия должна была уступить Илли­рийские провинции. Тем вре­менем и Англия не оставалась бездеятельной.   Тайный  совет  января 1807 года издал поста­новление:   впредь   ни   одному судну не разрешается перехо­дить из одного враждебного или закрытого для Англии порта в другой;   каждое   нейтральное судно, с этой целью выходящее из такого порта, предостерегает­ся английскими военными суда­ми или каперами; если оно, тем не менее, будет продолжать свой путь, оно объявляется призом захватившего. Наполеон вслед за этим велел занять Гамбург и конфисковать находившиеся там английские товары. Поста­новление британского тайного совета от 11 ноября 1807 года отвечало блокадой всех портов Франции и присоединившихся к Континентальной системе го­сударств; все направлявшиеся туда корабли должны были под­вергаться обыску британскими каперами и платить известную пошлину.   Миланский   декрет Наполеона 17 декабря 1807 года определял, что каждое судно, подвергающееся предписанным Англией мерам, теряет свою на­циональность и подлежит кон­фискации в портах  Франции или ее союзников или француз­скими крейсерами; каждое суд­но любой нации, идущее из Анг­лии, ее колоний или занятых ею областей или направляющееся туда, объявляется призом за­хватившего. Эти постановления должны были потерять силу, «когда Англия снова возвратит­ся к принципам международно­го права, или, что то же, к прин­ципам справедливости и чести». Ввиду угрожающего положения Америки Англия 26 апреля 1809 года решила сделать шаг назад, отменив постановление 1807 года для американских су­дов, но сохранив общую блокаду Франции, Голландии и их коло­ний и союзных стран. Ввоз ко­лониальных товаров американ­скими судами на европейский материк был, таким образом, об­легчен; но это вовсе не входило в планы Наполеона, хотя и он оказался крайне уступчивым по отношению к американцам. Он считал вполне возможным сде­лать Францию и ее вассальные земли на долгое время до неко­торой степени независимыми от колониальных произведений и приучить население к европей­ским суррогатам; эта мера, при­веденная в исполнение, совер­шенно уничтожила бы значение Англии. Особенно занят он был мыслью снова доставить льну перевес над хлопком и в то же время проделать опыт культи­вирования хлопка в Южной Ев­ропе; в случае неудачи, как за­являл он потом на острове Святой Елены, он хотел вовсе воспретить ввоз хлопка. Хло­пок, в 1806 году обложенный пошлиной в 66 франков (со включением военной десятины) со 100 кг, по декрету от 5 авгу­ста 1810 года (Трианонский та­риф) при заокеанском проис­хождении облагался пошлиной в 660—880 франков. Лишь хло­пок, ввозимый из французских колоний на французских или голландских судах, должен был оставаться свободным; при вво­зе его на американских судах платилась 1/4 обыкновенного та­рифа. Культура хлопка во фран­цузских колониях была, одна­ко, весьма незначительна. Для хлопка из Леванта пошлина при ввозе морем составляла 440 фран­ков, при ввозе через Кельн или Страсбург — 220 франков. Тот же декрет для обычного саха­ра-сырца назначил пошлину в 330 франков со 100 кг. Ввоз са­хара-рафинада еще в 1803 году был воспрещен. Пошлина на ко­фе составляла 440 франков, на какао — 1100 франков, на мус­катный орех — 2200 франков и т. д. Государства Рейнского союза и Пруссия (по патенту от 10 октября 1810 года) также должны были принять тарифы, соответственные французскому. Борьба с контрабандой достигла апогея в декрете от 18 ноября 1810 года, назначавшем драко­новские наказания для винов­ных в контрабанде: за незакон­ный ввоз запрещенных товаров назначалась 10-летняя каторга и клеймение, за обход тамож­ни — 4 года каторги. Конфис­кованные запрещенные товары должны были сжигаться или иным путем уничтожаться, что действительно и выполнялось в больших размерах. В Пруссии продажа конфискованных, по желанию Франции, товаров да­ла 14 миллионов франков, кото­рые были вычтены из военной контрибуции. Континентальная система была главной причиной войны Наполеона с Россией, по­стоянно уклонявшейся от точ­ного применения системы. Не­счастный для Наполеона исход похода был сигналом для паде­ния Континентальной системы. Пруссия отменила ее эдиктом 20 марта 1813 года: ввоз фран­цузских товаров, сырья и фабри­катов, был воспрещен. В самой Франции запреты по отноше­нию к Англии и тариф 1810 года были отменены лишь постанов­лением графа Артуа как намест­ника королевства от 13 апре­ля 1814 года. Континентальная система на практике никогда не получала полного осуществле­ния. Контрабанда была органи­зована в самых широких раз­мерах. Гельголанд, Джерси, Мальта, Сардиния и Сицилия доставляли англичанам безопас­ные складские места — исход­ные пункты для незаконной торговли. Наполеон, против соб­ственной воли, сам способство­вал контрабанде, предоставляя французским судам скидку с пошлин на колониальные това­ры с тем условием, чтобы они уплачивали известную таксу за «льготу» и вывозили обратно французские товары на ту же цену. Между тем сбыт француз­ских товаров в Англии был или невозможен, или возможен лишь путем контрабанды, вследствие чего французские суда, снаб­женные льготами, просто выбра­сывали свои грузы в море. Анг­лия также выдавала льготные свидетельства, разрешавшие контрабандным путем ввозить на блокированный материк ко­лониальные товары и англий­ские фабрикаты. В 1810 году число выданных в Англии льгот равнялось 18 тысячам франков. Промышленности Франции и не­которых присоединенных к ней земель, например Бельгии и рейнских областей, Континен­тальная система принесла неко­торую пользу: она не только со­хранила за ними внутренний рынок, но и освободила их от единственной их опасной сопер­ницы — Англии, тем более что остальные континентальные го­сударства были принуждены допускать французские товары по пониженному тарифу. Поло­жение стран с менее развитой промышленностью было гораздо хуже: они теряли в Англии глав­ную потребительницу их сырья. Впрочем, и во Франции про­мышленность в 1810 и 1811 го­дах, в сравнительно мирное время, выдержала формальный кризис, который Наполеон ста­рался устранить государствен­ной поддержкой крупных пред­принимателей; на это было из­расходовано более 18 миллионов франков. Как на заслуги Конти­нентальной системы указывают на распространение техниче­ских изобретений и улучшений: свеклосахарного производства, выработку соды по способу Леб-лана, применение краппа, сур­рогатов индиго и т. д. Однако сахар из свекловицы при паде­нии Наполеона был еще очень плохим суррогатом, относив­шимся к тростниковому, как цикорий — к кофе; понадоби­лись еще высокие премии и по­кровительственные пошлины в течение 2 десятилетий, чтобы усовершенствовать его. Индиго после падения Континенталь­ной системы снова одержал верх над суррогатами; способ Лебла-на более всего имел успех в Анг­лии, и т. д. Из-за этих обстоя­тельств есть основания считать систему Наполеона лишь деспо­тической мерой, соединенной с малоосновательным экономи­ческим дилетантизмом. Своей главной цели — уничтожения могущества Англии — она не достигла: Англия в конце войны располагала теми же силами, как и в ее начале, несмотря на тяжелый кризис 1810 года и не­сомненное обеднение части насе­ления.

Сайт создан в системе uCoz